Влияние транснациональной трудовой миграции на структуру человеческого капитала в России

Исследование существует на пересечении двух дисциплин — социологии и экономики, что позволяет дополнить стандартную экономическую модель социальными факторами и формализовать ее, а также количественно оценить экономическую ценность социальных факторов и связанные с ними дополнительные издержки.

Внедрение инновационной экономики является приоритетом для глобальных политических и экономических субъектов — ЕС, США, России и Китая. Одной из черт нового типа экономики выступают способности человека, характеризующиеся понятием «человеческого капитала». Подобная установка фиксируется и в Стратегии инновационного развития России «Россия-2020». Вместе с тем реализация целей формирования инновационной экономики, повышение производительности труда в России невозможны вне учета социально-экономических тенденций, определяемых транснациональной трудовой мигранцией и интеграцией человеческого капитала трудовых мигрантов в национальную экономику. Фундаментальность: Для разработки концептуального аппарата, пригодного для анализа человеческого капитала в условиях современной России, необходим синтез исследовательских перспектив различных научных дисциплин: демографии, экономики, экономической социологии, социальной антропологии, сравнительной социологии. Микроэкономика позволяет характеризовать человеческий капитал как определенное качество трудовых ресурсов, которое влияет на производительность труда работника. Макроэкономика рассматривает взаимосвязь и взаимовлияние разных отраслей производства, которые через рынок труда востребуют разные типы трудовых ресурсов. В этой связи можно говорить о дифференциации трудовых ресурсов и о стратификации человеческого капитала. Этот же аспект макросоциология рассматривает в иных терминах – в терминах классовой структуры. Здесь группы людей, занимающее различное место в общественном производстве и, соответственно, обладающие разным уровнем человеческого капитала, предстают как классы. Классы как социальные (а не экономические группы) характеризуются сходным габитусом своих членов. Микросоциология, беря в союзники социальную психологию и психофизиологию, показывает, как классовая структура производится и воспроизводится на уровне повседневных взаимодействий. Габитус определяет повседневные практики, но сами эти практики могут быть осмыслены только в терминах социального существования людей с другими людьми. При этом принципиально, что габитус (человеческий капитал): а) производится и воспроизводится в цепочках взаимодействий со своей собственной динамикой, несводимой к институциональной структуре (interaction order vs institutional order); б) связан с конкретными группами – рабочим коллективом, семьей, дружеской компанией и т.п. Проект предполагает организацию сравнительных исследований структуры, динамики человеческого капитала в России и соотнесение результатов с процессами, определяющими развитие человеческого капитала в странах Западной Европы, Северной Америке и Юго-Восточной Азии. Сравниельная социальная аналитика будет опираться на современные математико-статистические методы исследования факторов социально-экономического развития общества. Научная новизна: Сравнительая социальная аналитика структуры и динамики человеческого капитала России в контексте повседневных практик транснациональных трудовых мигрантов, анализ влияния «альтернативной повседневности» на качество трудовых ресурсов позволит выделить новые параметры, определяющие социально-экономическое развитие страны, спрогнозировать возможные негативные последствия развития человеческого капитала, определить механизмы и способы их минимизации. Подобная постановка задачи в отечественной литературе до сих пор не рассматривалась. От абстрактного микроэкономического определения человеческого капитала через макроэкономический и макросоциологический анализ классовой структуры мы приходим к концепции человеческого капитала как полуосознанных диспозиций, производящихся и воспроизводящихся в повседневных практиках в ходе взаимодействий в конкретных группах, укорененных в конкретном месте и времени. Это множество взаимодействий структурировано классовой структурой, но имеет собственное существование, не сводимое к последней. Как следствие, повседневные взаимодействия способны оказывать на классовую структуру обратное воздействие, изменяя ее. Механизм этого изменения можно представить в терминах а) «кристаллизации» «альтернативной повседневности», создающей условия для б) производства недовольства и протестных настроений и в) трансформации протестных настроений в протестные действия, в особенности г) в физическое насилие.

Цели научного исследования: В современной социальной аналитике качество трудовых ресурсов, динамика и объем человеческого капитала рассматриваются вне постоянного воздействия со стороны транснациональной миграции. В то же время, совокупность факторов социально-экономического развития России исследуется вне контекста социально-культурных различий, неформальных институтов и повседневных практик транснациональных мигрантов в принимающих сообществах. Таким образом, научная проблема проекта фиксируется как вопрос о влиянии транснациональной миграции на качество трудовых ресурсов, объем и динамику человеческого капитала в современной России. Рабочая гипотеза исследования: а) в условиях современной России существенные характеристики человеческого капитала, а также динамика производительности труда зависят от повседневных практик социального включения и исключения трудовых мигрантов (в принимающее сообщество); б) повседневные практики трудовых мигрантов реализуются вне пределов формальных государственно-правовых институтов, они неоднородны и могут принимать маргинальные формы (“альтернативная повседневность”, “недовольство”, “протест”), наибольшее значение имеет неформальная сфера; в) методика анализа и измерения человеческого капитала современной России предполагает соотнесение и учет влияния практик повседневности транснациональных мигрантов на общую структуру и объем человеческого капитала, динамику его накопления и уровень развития производительности труда. Изучение механизмов взаимовлияния человеческого капитала трудовых мигрантов и принимающих сообществ, обуславливающих динамику человеческого капитала и качество трудовых ресурсов современной России. Цели, которые мы ставим в рамках нашего исследования, делятся на две группы.

С точки зрения получения научных результатов принципиальными моментами являются следующие:

● обобщение результатов оригинальных междисциплинарных полевых исследований, основанных на использовании смешанной методологии социального анализа (Mixed Methods Research) и компьютерных технологий в социологических исследованиях (Computational Social Science Methods);

● разработка и обоснование системы теоретико-методологических принципов исследования трудовых ресурсов городов и регионов в структуре занятости которых значительную долю занимают трудовые мигранты;

● раскрытие внутренних и внешних противоречий развития человеческого капитала на нынешнем этапе социально-экономического развития России; С точки зрения разработки управленческих рекомендаций:

● исследование может быть использовано в разработке «дорожной карты» разрешения этих противоречий; ● формулировка конкретных рекомендаций для законодательных и исполнительных органов власти, гражданского общества и НКО, занятых в сфере социальной, экономической, трудовой и миграционной политики.

Задачи научного исследования

Теория человеческого капитала является одной из наиболее успешных попыток приложения основных принципов и методов экономического мышления к широкому спектру явлений социальной жизни. Проблемы миграции с самого начала составляли важнейшую часть исследовательской программы человеческого капитала , в настоящий момент общепризнанно, что миграция является одним из основных видов инвестиций в человеческий капитал . Вместе с тем, несмотря на успехи формального моделирования «миграционных» инвестиций в человеческий капитал, именно в контексте трудовой миграции теория обнаруживает ряд недостатков, что убедительно показывает социально-экономическое развитие современной России. Для адекватной оценки и оптимального использования человеческого капитала трудовых мигрантов критически важным становится не просто учет институциональной специфики трудовых отношений в современной России, но также тщательный анализ социальных и культурных факторов, влияющих на структуру, объем и динамику человеческого капитала, а именно — процессов социального включения и исключения мигрантов в принимающее сообщество, реализующихся в повседневных практиках.

В реализации этой задачи заключается научная новизна представленного Проекта.

1. исследование опирается на качественную и количественную стратегии сравнительных исследований, определяющих структуру и динамику человеческого капитала современной России;

2. эмпирическая часть исследования базируется на использовании Mixed Research Methods и Computational Social Science;

3. исследование предполагает формулировку расширенного определения человеческого капитала как культурно-специфического актива;

4. исследование предполагает выявление взаимосвязи повседневных практик социального включения и исключения трудовых мигрантов с развитием человеческого капитала;

5. исследование предлагает концепцию «альтернативной повседневности» для характеристики механизмов взаимовлияния человеческого капитала транснациональных мигрантов и принимающего сообщества;

6. исследование разрабатывает математическую модель человеческого капитала как культурно-специфического актива, описывающего процессы накопления, истощения и восстановления человеческого капитала для разных отраслей производства и разных регионов России;

7. исследование показывает связь национальных и региональных экономических институтов и возможностей актуализации человеческого капитала трудовых мигрантов;

8. исследование предлагает комплексный междисциплинарный подход к анализу и измерению человеческого капитала, опирающийся на достижения экономической теории, социологии повседневности, экономической социологии и демографии, Computational Social Science;

9. впервые в отечественной исследовательской практике ставится задача разработать аналитические модели соотнесения влияния транснациональных мигрантов на структуру и динамику человеческого капитала России с факторами и характеристиками, определяющими развитие человеческого капитала в странах Западной Европы, Северной Америке и Юго-Восточной Азии.

Полное содержание исследования

Теория человеческого капитала является одной из наиболее успешных попыток приложения основных принципов и методов экономического мышления к широкому спектру явлений социальной жизни. С этим обстоятельством связаны как основные достоинства теории (возможность применения формальных моделей стандартной экономической теории), так и ряд недостатков (невнимание к социальным и культурным факторам). Первые формулировки исходной идеи теории человеческого капитала можно обнаружить уже в трудах классиков политической экономии , а также в работах экономистов, опубликованных до начала экспансии «экономического империализма» . Полноценное теоретическое оформление идеи человеческого капитала принадлежит Т.Шульцу , ее наиболее систематичная разработка и построение формализованной модели — Г.Беккеру .Человеческий капитал в самом общем виде определяется как величина прироста объема производства за счет дополнительного опыта и квалификации персонала, по сравнению с объемом производства неквалифицированного труда . Согласно теоретическим представлениям о данном концепте человеческий капитал может создаваться в результате профессионального обучения или накопленного производственного опыта (обучения в процессе деятельности). Проблемы миграции с самого начала составляли важнейшую часть исследовательской программы человеческого капитала , в настоящий момент общепризнанно, что миграция является одним из основных видов инвестиций в человеческий капитал . Вместе с тем, несмотря на успехи формального моделирования «миграционных» инвестиций в человеческий капитал, именно в контексте трудовой миграции теория обнаруживает ряд недостатков, что убедительно показывает случай современной России. Для адекватной оценки и оптимального использования человеческого капитала трудовых мигрантов критически важным становится не просто учет институциональной специфики трудовых отношений в современной России, но также тщательный анализ социальных и культурных факторов, влияющих на структуру, объем и динамику человеческого капитала, а именно — процессов социального включения/исключения мигрантов в принимающее сообщество, реализующихся в повседневных практиках. Наиболее ценным для нашего исследования концептуальным средством новой институциональной экономики является понятие специфических активов. Следует отметить, что разработка этого понятия непосредственным образом связана с теорией человеческого капитала. Как указывает Р.И.Капелюшников, обобщенное понятие трансакционно-специфических активов выросло из сформулированного Г.Беккером различения между общими и специфическими ресурсами . В контексте инвестиций в человеческий капитал имеет смысл различать общую и специализированную подготовку: в последнем случае работник, прошедший производственное обучение, приобретает навыки, ценные лишь в перспективе занятости в той фирме, где эти навыки были получены, в то время как общая подготовка не имеет ограничений в использовании. С точки зрения микроэкономики, наемные работники и фирмы сталкиваются с проблемой оценки альтернативных издержек инвестиций в общую или специальную подготовку: поскольку обучение работников подразумевает дополнительные издержки как со стороны фирмы (организация обучения), так и со стороны работника (инвестиции времени и усилий), при прочих равных условиях обе стороны заинтересованы в создании определенных институциональных гарантий окупаемости (контракты пожизненного найма и т.д.). Наличие специфичности активов является одной из причин использования нестандартных форм контрактации в новой институциональной экономической теории . В обобщенном виде определение этого понятия звучит как: \»вид актива, доход от использования которого в рамках одной конкретной трансакции устойчиво превышает доход от его использования в рамках любой другой трансакции”. Если принять данную трактовку понятия, человеческий капитал подвержен технологическому или моральному износу, также как и материальные активы. Выход мигранта на рынок труда в принимающей стране также подразумевает истощение накопленного им человеческого капитала. Минцер и Офек рассматривают данный процесс по аналогии с амортизацией и издержками при переходе из одной фирмы в другую: работодатели обеспечивают создание только специфического для данной фирмы человеческого капитала (firm-specific human capital), который не может быть использован вне фирмы. Похожим образом можно ожидать, что уровень капитала при переезде в другую страну изменится в меньшую сторону. При таком подходе человеческий капитал следует определять как культурно специфическое образование, имеющее разное содержание для разных обществ. Следовательно, некоторые компоненты ЧК не являются трансферабельными (не могут «переходить» из одной культуры в другую). Например, образование, полученное в стране происхождения, формирует специфический для данной страны человеческий капитал (знание обычаев, правил и норм, процедур поиска работы и пр.), не требуемый принимающим сообществом. Предполагается также, что более высокие позиции на рынке труда страны назначения связаны с обладанием специфическими для данной культуры навыками. Ассимиляция мигрантов на рынке труда проходит легче, если восстановление специфических компонентов человеческого капитала связано с меньшими издержками, нежели его накопление с нуля. Чем более далеки в экономическом и культурном отношении страны, тем менее трансферабельным является изначальный капитал мигранта. Относительно малозатратным представляется «ремонт» некоторых элементов человеческого капитала (получение знаний об институтах, правовой регламентации трудовой деятельности, обычаях и пр.), который ведет к восстановлению ЧК до пре-миграционного уровня. Более того, при традиционном подходе к изучению ЧК предполагается, что трудовые мигранты изначально обладают достаточно высоким уровнем мотивации и готовы инвестировать в восстановление ЧК даже активнее, чем резиденты страны назначения (данный подход излагается в работе Г. Беккера, расценивающего деятельность мигрантов через затраты и выгоды). Господствующая «экономистская» трактовка не учитывает специфику поведения мигрантов в современных российских условиях, а конкретнее, характер взаимодействия мигрантов друг с другом и с принимающим сообществом. Наше предположение состоит в том, что восстановление и дальнейшее накопление человеческого капитала зависит от повседневных практик социального включения и социального исключения трудовых мигрантов. Согласно рабочей гипотезе, взаимодействие мигрантов и резидентов страны назначения организовано таким образом, что первые не стремятся к изменению компонентов и восстановлению уровня ЧК – этим определяется низкая динамика производительности труда мигрантов и слабая интеграция в российский рынок труда

10.Новизна научного исследования: Стратегии инновационного развития «Россия-2020», определяет необходимость построения нового типа экономики, где фундаментальными характеристиками выступают способности человека, не сводимые к его физическим возможностям – уровень образования, аналитика, информационная обработка, и т.п. Вместе с тем реализация целей формирования инновационной экономики России невозможна вне учета миграционной активности и интеграции человеческого капитала трудовых мигрантов в национальную экономику. Интенсивный рост миграции рабочей силы в Россию обусловлен процессами глобализации и интернационализации производства. На протяжении последних двух десятилетий миграционные потоки играют существенную роль в процессах развития национальной экономики. Нет оснований полагать, что в долгосрочной перспективе роль мигрантов в функционировании отечественной экономики будет снижаться. В условиях естественной убыли населения, а также естественного прироста, близкого к нулевому уровню ее влияние на динамику населения особенно значительно. России для обеспечения планируемых темпов экономического роста необходим приток мигрантов различного профессионально-квалификационного состава. При этом необходимо учитывать, что из-за особенностей образовательного состава молодых и старших поколений в ближайшие годы усилится выбытие квалифицированных специалистов, прежде всего инженерных и рабочих специальностей. В то же время мигранты новых, постсоветских поколений из государств Центральной Азии и Закавказья в целом отличаются более низким уровнем образования, знания языка принимающего сообщества, профессионально-квалификационной подготовки по сравнению со старшими поколениями. Первоочередной целью становится повышение уровня человеческого капитала мигрантов и определение последствий миграции для человеческого капитала принимающего сообщества. Решения проблемы эффективной интеграции мигрантов в структуру трудовых ресурсов, влияния повседневных практик и неформальных институтов транснациональных мигрантов на динамику человеческого капитала России, позволит преодолеть дисбаланс социально-экономического развития России, а также минимизировать эффекты недовольства, протестные настроения и протестную активность, как в среде мигрантов, так и в принимающих сообществах РФ.

11.Методы решения задач научного исследования: Подходы, применяемые в исследовании: Включение в концептуальную модель таких факторов, как процессы социального включения и исключения мигрантов в принимающее сообщество, реализующихся в повседневных практиках, предполагает междисциплинарный подход и выход за рамки стандартной экономической теории. В этой связи представляется необходимым обращение к разработкам социологической теории и новой институциональной экономики. В частности, наиболее интересными для нас являются следующие теоретические подходы:

  • макросоциология: теория капиталов и габитуса (П.Бурдье);
  • микросоциология: социология повседневных взаимодействий (interaction ritual theory Р.Коллинза);
  • макроэкономика: подход Varieties of Capitalism (P.Hall, D.Soskice); микроэкономика: теория специфических активов ( J.Mincer, H.Ofek; Hall, Gingerich) и трансакционных издержек (новая институциональная экономика )

Социологическая перспектива дополняет анализ человеческого капитала в рамках стандартной экономической теории, рассматривая группы людей, занимающие различное место в общественном производстве и, соответственно, обладающие разным уровнем человеческого капитала, как классы. Основная идея состоит в том, что инвестиции в человеческий капитал — получение образования, усвоение определенных навыков и развитие способностей, миграция, вступление в брак, внедрение системы здравоохранения и т. п. — происходят в определенном социальном контексте и помимо изменения качественных характеристик рабочей силы, значимых с экономической точки зрения, меняют и целый ряд более общих поведенческих и социальных параметров. Кроме того, необходимо учитывать неравное распределение капиталов, которое влияет на доступность образования для тех или иных классов и индивидуальные способности к обучению, а также легитимность разных видов капиталов в глазах сообщества. В случае миграции макросоциологический подход позволяет учесть уровень культурного капитала мигрантов, накопленного ими до попадания в принимающее сообщество. Микросоциология, беря в союзники социальную психологию и психофизиологию, показывает, как классовая структура производится и воспроизводится на уровне повседневных взаимодействий. При этом принципиально, что человеческий капитал: а) производится и воспроизводится в цепочках взаимодействий со своей собственной динамикой, не сводимой к институциональной структуре (interaction order vs institutional order); б) связан с конкретными группами – рабочим коллективом, семьей, дружеской компанией и т. п. Таким образом мы приходим к концепции человеческого капитала как полуосознанных диспозиций, производящихся и воспроизводящихся в повседневных практиках в ходе взаимодействий в конкретных группах, укорененных в месте и времени. Это множество взаимодействий структурировано классовой структурой, но имеет собственное существование, не сводимое к последней. Все эти разнообразные социальные феномены сопутствуют процессам накопления человеческого капитала и инвестиций в него, составляя своеобразную «недостающую массу», которая упускается экономическим подходом. Обращение к достижениям экономической теории позволяет дополнить стандартную экономическую модель социальными факторами и формализовать ее, а также количественно оценить экономическую ценность этих факторов и связанные с ними дополнительные издержки. Наиболее ценным для нашего исследования концептуальным средством новой институциональной экономики является понятие специфических активов. В обобщенном виде определение этого понятия звучит как: вид актива, доход от использования которого в рамках одной конкретной трансакции устойчиво превышает доход от его использования в рамках любой другой трансакции. В контексте инвестиций в человеческий капитал имеет смысл различать общую и специализированную подготовку: в последнем случае работник, прошедший производственное обучение, приобретает навыки, ценные лишь в перспективе занятости в той фирме, где эти навыки были получены, в то время как общая подготовка не имеет ограничений в использовании. Дополнив эту логику социологическими соображениями, изложенными выше, можно рассматривать человеческий капитал мигрантов как актив, специфический не столько относительно конкретного вида занятости или управления трансакциями (конкретной фирмы), сколько относительно социального и культурного контекста (принимающего сообщества). Наша идея состоит в том, что человеческий капитал мигрантов следует рассматривать как культурно специфический актив. По аналогии с общим определением специфического актива, культурно-специфический актив можно определить как вид актива, доход от использования которого в рамках одного конкретного сообщества (культуры) существенно превышает доход от его использования в рамках любого другого сообщества (культуры); Не менее важным является учет институциональных особенностей. В последнем случае особенно перспективным представляется обращение к теории разновидностей капитализма (Varieties of Capitalism), Таким образом, предлагаемая модель позволяет, с одной стороны, преодолеть недостатки стандартной экономической теории, путем дополнения анализа человеческого капитала институциональными, социальными и культурными факторами, при этом не утрачивая преимуществ и строгости количественного моделирования. Предлагаемый междисциплинарный подход подкрепляется следующими подходами: Системный подход: Исследование осуществляется системно, не замыкаясь в пределах исследовательских программ отдельных дисциплин, что позволяет учесть максимально широкий набор переменных, включая, демографические, экономические, социокультурные, психологические и политические факторы Сравнительный подход: Тезис о специфике состава человеческого капитала имеет несколько важных следствий. Первым из них является дифференциация необходимых для накопления ЧК компонентов по разным сферам деятельности: человеческий капитал будет иметь различную структуру в зависимости от того, где работает его носитель. Включение показателей «культурной» и «экономической» дистанции позволяет также уйти от представления о «стране» как абстрактном пространстве (вместилище автономных агентов) и произвести дифференциацию ее территории согласно различиям в типах человеческого капитала, востребованных в определенных регионах. Важно понимать, что границы необходимых типов человеческого капитала не обязательно должны совпадать с национально-территориальными очертаниями: они будут определяться не только и не столько политическими решениями, сколько социальным окружением, в которым «укоренены» экономические действия субъектов. Все это предполагает применение сравнительного подхода — сравнения между группами мигрантов, сравнения между экономическими отраслями, сравнения между регионами России, — который необходим для решения исследовательских задач и позволит исследовательской группе получить более полные, обоснованные и методологически корректные результаты. Комплексный подход: Очевидным достоинством исследования является также использование разработок как зарубежных, так и отечественных научных школ, что позволит получить результаты, в достаточной степени учитывающие местную специфику и в то же время интегрированные в мировую дискуссию. Исходными пунктом методической части выступает формулировка математической модели человеческого капитала в форме структурного уравнения: Hm=α+β*edu+γ*exp+X\’+ε Hr=α+β*edu+γ*exp Hm=β+ϵ(Amm-Asm)+ϑ(Atm-Amm)+ε Atm-Amm=(-ε)/ϑ Atm>Amm>Asm ϑ<δ> ϵ>0; ε<0 где: Hr – уровень человеческого капитала резидента (члена принимающего сообщества); Hm – уровень человеческого капитала мигранта; Atr, Asr – возраст резидента на текущий момент и на момент окончания учебного заведения, соответственно; α – уровень человеческого капитала резидента на момент окончания учебного заведения; Atm,Amm,Asm — возраст резидента на текущий момент, на момент миграции и на момент окончания учебного заведения, соответственно; β — уровень человеческого капитала мигранта на момент окончания учебного заведения; Atm – возраст мигранта на момент полного восстановления человеческого капитала к до-миграционному уровню (Atm= Amm); ε – истощение человеческого капитала (по аналогии с stock depletion) в результате перехода мигранта на рынок труда в стране назначения. δ,ϵ,ϑ – коэффициенты аккумуляции человеческого капитала . Вектор X представляет собой набор пространственных характеристик, относящихся к региону назначения. В данном уравнении разделены переменные, относящиеся к получению образования и опыту работы в странах исхода и назначения. Показатель истощения капитала зависит от двух основных факторов: различия институциональных систем регионов исхода и назначения; различия культурных систем регионов, конституируемых повседневными практиками жителей. Различия экономических и институциональных систем определяют структурные характеристики истощения человеческого капитала, связанные со спецификой рынков труда и макроэкономическими показателями. Для проведения оценки экономической дистанции стран при изучении международной и межрегиональной исследователи на сегодняшний день располагают четырьмя основными инструментами: ● линейная регрессионная модель; ● гравитационная модель; ● матричная популяционная модель; ● цепи Маркова; В качестве основного инструмента предполагается воспользоваться гравитационной моделью, которая позволяет исследовать связи между различными компонентами национальных экономик. В модель возможно заложить следующие макропоказатели: ● Население страны исхода и страны назначения / трудовые ресурсы; ● GDPpc /PPP; ● Географическое расстояние между городами отправления и прибытия (great circle distance method); ● Неравенство доходов в странах исхода и назначения (индекс Джини); ● Различия в размерах стран; ● Индекс здоровья (Human Development Index); ● Уровень смертности в странах; ● Уровень урбанизации в странах; А также переменные, демонстрирующие различия в системах market coordination и strategic coordination стран и регионов исхода и назначения (Coordination Index): ● Shareholder power; ● Dispersion of Control; ● Size of Stock Market; ● Level of Wage Coordination; ● Labor Turnover; ● Degree of Wage Coordination; Культурная дистанция тесно связана с возможностями трудоустройства, которые помимо прочего определяются уровнем дискриминации мигрантов на рынке труда. Социальные условия формируют внутригрупповые преференции и предрассудки в отношении не-членов группы, которые ведут как к негативной, так и к позитивной дискриминации (доступность определенных видов работ, уровень зарплат и т.д.). Различные социологические теории формулируют разные механизмы дискриминации: первая группа теорий приписывает центральную роль в ее формировании государству / правительству, вторая – принимающему сообществу или самим мигрантам. Исследования второй группы концентрируются вокруг изучения социальной дистанции между городскими группами. В отношении мигрантов данное понятие рассматривается в двух измерениях: ● Аффективное (уровень симпатического восприятия членами разных групп друг друга) (E.Bogardus,) ● Нормативное (макроструктурный аспект различения «своих» и «чужих») (R. Park.) Социальная дистанция между мигрантами и принимающим сообществом определяется не только классовой, гендерной, этнической принадлежностью, но и географическим происхождением. Мигрант может восприниматься как «чужой», даже если он на протяжении длительного времени поддерживает постоянные контакты с резидентами, имеет равные с ними права и формально является членом сообщества (как в случае с внутренними мигрантами), что вызывает, в терминологии Г.Зиммеля, «специфические взаимно напряженные чувства». На данном этапе можно выделить несколько переменных, которые предположительно оказывают влияние на социальную дистанцию между принимающим сообществом и группами мигрантов. ● Религиозная принадлежность мигрантов; ● Уровень образования, с которым мигрант приезжает в страну назначения; ● Возраст; ● Продолжительность нахождения в стране назначения; ● Уровень знания языка (+ фиктивная переменная, характеризующая уровень распространенности русского языка в стране исхода); ● Размер группы мигрантов из страны исхода в стране назначения. В отношении данного фактора могут сосуществовать несколько гипотез. Первая – дискриминация возрастает сообразно размеру группы. Значительные по размеру группы воспринимаются местными жителями как потенциальная угроза, что отрицательно сказывается на уровне ЧК мигранта. Вторая – большие группы формируют более высокую экономическую производительность по сравнению с малыми, поскольку представители одной группы склонны помогать друг другу при приеме на работу, проведении экономических операций и пр. В этом случае размер группы может оказывать положительный эффект на позицию мигрантов на рынке труда. Результатом действия обеих гипотез может являться анклавизация определенных типов трудовой деятельности, в которых заняты только мигранты. В качестве независимых переменных могут выступать: ● Уровень социальной дистанции, измеренный с помощью психологических и социологических методик; ● Дихотомизированная переменная «трудоустроен / не трудоустроен»; ● Уровень (%) занятости в данной отрасли среди мигрантов и местных жителей; Заданное выражение представлено в конечном виде, что не отражает всей сложности и динамики социальных процессов. Для более точной оценки предполагается использование методов Computational Social Science, позволяющих моделировать поведение мигрантов и резидентов страны на рынке труда. К таковым в первую очередь относятся: Agent-Based Modeling; Monte-Carlo Simulations; Social Network Analysis. Помимо этого, важнейшим компонентом исследования выступают широкое использование индуктивной статистики, в частности, робастных, непараметрических моделей. Исследование подразумевает активное использование качественных методов, в частности: Визуальных методов (наблюдение, этнография, анализ фото и видео и т.д.); Сравнительных методов, основанных на использовании теории четких и нечетких множеств (конфигурационные сравнительные методы); Ожидаемые результаты: ●обобщение результатов оригинальных междисциплинарных полевых исследований, основанных на использовании смешанной методологии социального анализа (Mixed Methods Research) и компьютерных технологий в социологических исследованиях (Computational Social Science Methods); ●разработка и обоснование системы теоретико-методологических принципов исследования трудовых ресурсов городов и регионов, в структуре занятости которых значительную долю занимают трудовые мигранты; ●раскрытие внутренних и внешних противоречий развития человеческого капитала на нынешнем этапе социально-экономического развития России; ●создание аналитико-статистических моделей для сравнения структуры и динамики человеческого капитала России со странами Западной Европы, Северной Америки и Юго-Восточной Азии ●выделение факторов и конкретных механизмов, определяющих развитие человеческого капитала современной России в современных социально-экономических условиях

12.Ожидаемые результаты исследования: Ожидаемые результаты: — определить возможности современного научного инструментария для адекватной характеристики российской общественно-экономической системы, в частности — уровня развития и динамики человеческого капитала современной России; — проанализировать основные подходы к определению понятий «трудовые ресурсы», «человеческий капитал», «транснациональные трудовые мигранты», «недовольство в среде трудовых мигрантов», существующие в современных социальных науках; — опираясь на результаты, полученные в области истории идей (социальных и экономических учений), отследить исторический генезис и систематизировать представления о понятиях «человеческий капитал», «рабочая сила», «трудовые ресурсы» в социологии и экономике; уточнить логическую взаимосвязь категорий «человеческий капитал», «рабочая сила», «трудовой ресурс», «трудовой потенциал», «человеческий потенциал»; — проанализировать роль транснациональных трудовых мигрантов и трудовых ресурсов в хозяйственной системе современной России; — охарактеризовать институциональные рамки деятельности легальных/нелегальных субъектов труда в современных условиях развития общественного производства; — показать направления совершенствования трудового потенциала и системы отношений рынка труда, в условиях преобладания на рынке труда дешевой рабочей силы в лице легальных и нелегальных трудовых мигрантов; — выработать логико-методологические основания для количественного анализа процесса накопления человеческого капитала, методов и техники его измерения, операционализация количественных параметров для дальнейших исследований; — разработать аналитические модели соотнесения структуры и динамики человеческого капитала России с факторами и характеристиками, определяющими развитие человеческого капитала в странах Западной Европы, Северной Америке и Юго-Восточной Азии Научная значимость: ●обобщение результатов оригинальных междисциплинарных полевых исследований, основанных на использовании смешанной методологии социального анализа (Mixed Methods Research) и компьютерных технологий в современной социальной аналитике (Computational Social Science Methods); ●разработка и обоснование системы теоретико-методологических принципов исследования трудовых ресурсов городов и регионов, в структуре занятости которых значительную долю занимают трудовые мигранты; ●раскрытие внутренних и внешних противоречий развития человеческого капитала на нынешнем этапе социально-экономического развития России; Способы обнародования: — презентации на всероссийских и всемирных конгрессах, на международных конференциях. — публикация результатов исследования в журналах перечня ВАК и журналах с высоким impact factor по европейской и американским системам цитирования. — публикации коллективной монографии по итогам проекта. — проведение научно-практических семинаров, летних и зимних школ для специалистов и государственных служащих, занимающихся проблематикой проекта — выступление в региональных и всероссийских средствах массовой информации. — создания интернет-ресурса, где будет организовано открытое обсуждение рассматриваемых в Проекте проблем.