Миграционные процессы, трудовая миграция (легальная и нелегальная), вынужденная миграция – это признанный и важный объект исследования как в отечественных, так и в международных социологических исследованиях. Транснационализм, напротив, является для социальных наук относительно новой темой. Феномены транснационализма входят в широкий научный оборот, начиная с 90-х годов XX века, главным образом, в связи с исследованиями миграции и гражданства. Несмотря на различия в трактовке и в подходах к транснационализму, все исследователи характеризуют этот феномен как ситуацию, в которой индивид, социальная группа или организация находятся одновременно «здесь и там», в двух разных социальных пространствах и/или повседневных мирах. При этом транснационализм мигрантов проявляет себя в разных формах и с разной интенсивностью: от простой диффузии (обмена благами, капиталами, услугами, и т.д.) до образования устойчивых организаций и сообществ.

Исследования транснационализма задают новую перспективу и предлагают новые подходы к осмыслению и эмпирическому анализу современных миграционных процессов.

Можно утверждать, что новые социальные феномены, характеризующие миграцию, требуют нового концептуального аппарата – и именно здесь на первый план выступает транснациональный подход. При этом миграция и транснационализм представляют собой две области исследований хотя и тесно связанных, но относительно автономных: можно исследовать миграцию вне транснационализма (а транснационализм – вне миграции).

Условно можно выделить три подхода к исследованиям феноменов миграции.

Первый, традиционный, предполагает фиксацию и анализ миграционных потоков как передвижения населения; этот подход доминировал во второй половине 20 века.

Второй подход – это post-migration studies / dynamics / situation – относительно новое направление, предполагающее анализ того, что происходит с людьми после миграции.

Третий подход, транснациональный, предполагает синтез исследовательских перспектив первого и второго подходов, при этом в фокусе внимания находятся специфические феномены: одновременное включение мигрантов в социальные сети стран исхода и принимающего сообщества, постоянное перемещение мигрантов между различными национальными пространствами и повседневными мирами, финансовое участие мигрантов в стране исхода и экономическая деятельность в принимающей стране. На эмпирическом уровне к этим новым феноменам относится, например, появление экспатов, транзитных мигрантов и транзитных принимающих сообществ, а также маятниковые мигранты, мигранты-репатрианты.

В наиболее распространенных трактовках транснационализма в качестве социальных пространств «здесь» и «там» рассматриваются современные территориальные национальные государства (nation-states), границы которых в конце XX столетия в результате процессов глобализации и регионализации стали в значительной степени проницаемыми. Концепция транснационализма, подобно семейству теорий глобализации (Э. Гидденс, М. Кастельс, Р. Робертсон и др.), была попыткой осмысления трансформации суверенитета национальных государств, роста влияния наднациональных акторов и международных организаций, интенсификации миграционных потоков, и т.п.. Однако в отличие от теорий глобализации, зачастую некритически преувеличивавших глубину происходивших изменений, а также недооценивавших устойчивость их результатов, сильной стороной концепции транснационализма является попытка осмысления возрастающей «размытости» национальных границ, при этом фиксируя их все еще важное значение как основных «референтных точек» для транснациональных мигрантов, а также определяющее значение института гражданства для принятия решений и выбора мигрантами тех или иных стратегий интеграции. В условиях глобализации и регионализации происходит не столько унификация (как об этом писал, например, Р.Робертсон и позднее Р. Сеннетт), сколько пролиферация повседневных миров, и транснациональные мигранты находятся одновременно в двух или более повседневных мирах. Феномен транснационализма, понятый таким образом, может выражаться как в фиксации мигрантом материальных и информационных связей со страной исхода, так и в структуре повседневностей и идентичностей транснациональных мигрантов.

Анализ транснациональных феноменов с необходимостью затрагивает ряд «смежных» тем: этничности и национализма, гражданства, глобального разделения труда, трансформации повседневных миров и идентичностей. Все эти проблемные поля, хорошо знакомые социологам, по-новому проблематизируются в исследованиях транснационализма.

Транснациональная миграция захватывает сегодня не только и не столько традиционные принимающие общества (страны Нового света на американских и австралийском континентах), сколько страны Старого света (Евразия), для которых значительный приток мигрантов в последние десятилетия – это действительно новое явление. Особенно актуальными вопросы миграции в Евразии стали после распада СССР, когда разнонаправленные миграционные потоки пронизывают и связывают весь континент.

В настоящее время исследования транснационализма – это очень важная и перспективная область социологии, которая предлагает оригинальные инструменты для анализа траекторий развивающихся стран и социальных трансформаций на постсоветском пространстве.